«Korxonani boshqarish - Управление предприятием» №5  2012 г.

 

Продолжаем обсуждать проект новой редакции Закона «О биржах и биржевой деятельности»

Начнем с одного лирического отступления. В фильме «Хозяева денег»[1] есть такой эпизод. Идет 1815 год, июнь. Возле небольшой бельгийской деревушки под названием Ватерлоо решается судьба Европы. В решающем сражении сошлись объединенная англо-голландско-прусская армия под командованием герцога Веллингтона и французская армия под командованием Наполеона Бонапарта. Все страны, затаив дыхание, следили за ходом сражения и жадно ловили каждое известие с поля боя. Особое значение это событие имело для Великобритании. Если бы Веллингтон проиграл, а Наполеон победил, финансовое положение Великобритании, и без того ослабленное континентальной блокадой, стремительно пошатнулось бы, что нанесло бы весьма чувствительный удар по ее авторитету как мирового финансового центра. Сильное напряжение царило и в сердце этого центра – Лондонской фондовой бирже. Биржевые торговцы замерли в ожидании новостей, от которых зависели их дальнейшие действия.

Среди них выделялся человек по имени Натан Ротшильд, к тому времени снискавший славу удачливого биржевого игрока и талантливого финансиста. Интуиция подсказывала Ротшильду, что главное в сложившейся ситуации – это узнать важные новости первым. Поэтому он заранее позаботился о том, что бы его люди были расставлены на всем протяжении от Ватерлоо до самого Ла-Манша. И, как только исход битвы при Ватерлоо склонился в сторону Веллингтона, доверенный агент Натана Ротшильда переправился через пролив Ла-Манш и доставил ему эту новость раньше других. Ротшильд сразу же поспешил на фондовую биржу и занял свое привычное место, рядом со старинной колонной. Все глаза окружающих были направлены на него – все знали, что у Ротшильда имеется непревзойденная сеть информаторов. Однако Ротшильд выглядел грустным. Он стоял на своем месте без движения, с глазами, опущенными вниз. Затем он внезапно начал продавать все имеющиеся у него облигации британского правительства. В этой нервной обстановке, у других торговцев могло сложиться впечатление, что, должно быть, битва Веллингтоном проиграна. Рынок государственных облигаций стремительно рухнул вниз. Вскоре все продавали облигации британского правительства, стремясь поскорее избавиться от них. Цена облигаций резко упала. Тогда Ротшильд через своих агентов начал их тайно скупать лишь за небольшую долю той цены, которую они имели всего час назад. Когда же поступили официальные известия о победе Веллингтона, цена этих облигаций резко взлетела, превысив даже первоначальный уровень. Так, Натан Ротшильд, всего за несколько часов стал владельцем огромного состояния.

Мы не беремся с уверенностью утверждать, что описываемые события действительно имели место, и что описываемый персонаж действительно принимал в них означенное участие. Мы не ставим задачей изучение роли исторических личностей в тех или иных событиях. Предметом нашей статьи является обрисованный авторами фильма механизм воздействия на цены. На него мы и обратим наше внимание. Попробуем разобраться, что же произошло на бирже в приведенной ситуации.

Для удобства понимания, условно разделим рассматриваемую ситуацию на этапы. Этап первый. На бирже царит полная неопределенность. А неопределенность почти всегда порождает нервозность. Все ждут известий из Европы. От того, какие будут эти известия, зависит, что будет нужно предпринимать. Необходимо заметить, что основными ценными бумагами, обращающимися в то время на лондонской бирже, были облигации британского правительства. Как известно, одним из наиболее высоколиквидных биржевых товаров являются государственные облигации, гарантом которых выступают сами правительства. Так как же известия из Ватерлоо могли повлиять на действия биржевых торговцев? А вот как. Если сражение у Ватерлоо выиграл бы Наполеон, то облигации британского правительства могли бы упасть в цене до такого уровня, что превратились бы просто в мусорные бумаги. В этом случае нужно было бы в срочном порядке от них избавиться, иными словами продать по любой возможной, даже самой невыгодной цене, чтобы минимизировать убытки и вернуть хоть какую-нибудь часть вложенных средств. А, поскольку, это понимали все присутствовавшие торговцы, то в более выгодном положении оказывался тот, кто быстрее других среагировал на полученные известия. А, соответственно, самый медлительный и нерасторопный потерпел бы самые большие убытки. Но, если сражение у Ватерлоо выиграл бы Веллингтон, то облигации британского правительства могли бы, наоборот, резко вырасти в цене и в выигрыше остались бы те торговцы, у кого на руках имелись эти облигации. Причем, выигрыш был бы тем больше, чем больше облигаций имелось бы к тому моменту на руках. То есть, получив соответствующее известие, нужно было бы, опять-таки в срочном порядке – потому что это опять-таки понимали все – покупать эти облигации. И тому, кому удалось быстрее и больше других их скупить, получал наибольшую выгоду. Все выглядит довольно просто.

Этап второй. Наш главный герой заранее позаботился о том, чтобы получить нужное известие раньше всех остальных. И он его получает! И сразу же, вместе с известием, он получает преимущество перед всеми остальными биржевыми торговцами. Они-то еще не знают, что им делать, а он уже не только знает, но, уже, и готов действовать. А теперь, пожалуйста, будьте внимательны. Каким могло бы быть первое его побуждение при этом? Простая логика подсказывает, что нужно срочно покупать данные облигации, потому что, уже совсем скоро, они начнут расти в цене, приумножая богатство их владельцев. Но это было бы настолько просто, насколько это было очевидно. Но не таков был наш главный герой, чтобы поступать слишком уж очевидно. И все его дальнейшие действия были насколько неочевидны, настолько же тонки и изящны. В основе каждого его последующего шага лежит глубокое понимание работы биржи, тонкий расчет и холодный рассудок. Можно было подумать, что у этого человека или были просто железные нервы или нервов у него не было вообще. По крайней мере, нервозность других была им также принята в расчет. Так, что же он делает? Первым делом он неожиданно появляется на бирже. И этим сразу же приковывает к себе внимание окружающих. Все понимают, что это появление не случайно, раз уж он появился, значит, он что-то знает. И начинают за ним следить. Теперь все ниточки внимания находятся в его руках. Он как актер, который вышел на сцену в нужный момент спектакля. А любому актеру известно, что главное в актерском ремесле – это умение держать паузу. О-о-о, наш герой умел держать паузы как никто другой! Но нервы-то, нервы! Он также прекрасно понимает, что еще немного и то, что сейчас известно лишь ему одному, будет известно всем. Время работает против него. Не передержать бы паузу! Но и торопиться тоже никак нельзя. Итак, второй этап завершился выдерживанием паузы. Но, как вы дальше убедитесь, эта пауза решила многое.

Этап третий. И вот, доведя своей паузой общую атмосферу до наивысшего напряжения, наш герой как бы нехотя, как бы вынуждено, против своего желания, только повинуясь воле обстоятельств, начинает… Нет-нет, вы ошибаетесь! Не покупать облигации! А продавать! Но, скажете вы, это невозможно, это против всякой логики и здравого смысла! Зачем продавать облигации, когда очень скоро они начнут расти в цене? Наверное, так подумало бы 99 человек из 100. Но наш герой как раз и был тем самым, сотым. Так почему же он стал действовать столь нелогично? Давайте посмотрим, как отреагировали на его действия остальные торговцы. Вероятно, в их головах пронеслись такие мысли «Он не зря сюда пришел, он раньше нас узнал о победе Наполеона, и он избавляется от британских облигаций, ставшими ненужными, при этом ему нужно спасти хоть какие-нибудь деньги, и в этом он хочет опередить нас, ну уж нет, этого мы ему не позволим». Вполне возможно, что эти мысли были совсем другими, но, тем не менее, реакция окружающих была такова, что все наперебой стали продавать (на биржевом жаргоне – скидывать) облигации. И это соревнование продолжалось до тех пор, пока на бирже не осталось ни одного желающего эти облигации покупать. Именно такое положение вещей на бирже и обозначается словами «рынок рухнул». То есть дальше цене падать некуда. Да, собственно говоря, и от самой-то прежней цены мало, что и осталось. Третий этап завершился.

Этап четвертый. Ну и что в результате? Торги, как говорят, встали. Разгоряченная взъерошенная толпа, как стая спринтеров после финиша, отдала все силы этому забегу на короткую дистанцию. Все непонимающе смотрят друг на друга, и в мозгах у каждого крутится только одна мысль – «хорошо, что я успел сохранить хоть какие-то деньги, а то ведь мог потерять и все». Ну, или что-то в этом роде. Каждый из биржевых торговцев, еще взбудоражен, еще не успокоился после сумасшедшей гонки. Как и для любого бегуна, им нужно некоторое время, чтобы прийти в себя. И, этот момент, тоже просчитан, но не ими. А тем, кто дал старт их гонке и сейчас с непроницаемым лицом, не выдающим ни капельки эмоций, взирает на результаты этого забега. А тем временем, никто не обращает внимания на нескольких бесцветных, особо никогда не проявлявших себя ни в чем, торговцев. Они тихо, без суеты и ажиотажа, начинают покупать, а точнее скупать (вот именно – скупать!) ставшие никому не нужные облигации. Наконец, это замечает кто-то из наших «спринтеров». И что же? На их лицах написано полнейшее недоумение. Нужно быть полным идиотом, думают они, чтобы в сложившейся ситуации купить хоть одну эту злосчастную облигацию. Наверное, те ребята, которые сейчас покупают, не очень понимают, что делают, или делают это по неопытности. И никому невдомек, что эти «серенькие мышки» просто выполняют указания одного и того же человека. И, пока запыхавшиеся бегуны пытаются понять, что происходит, «серенькие мышки» успевают скупить практически весь объем облигаций, обращающийся на бирже, по ну о-о-очень смешным ценам. На этом четвертый этап завершается.

Этап пятый. И вот, неожиданно для всех… Точнее сказать, для всех, участвовавших в массовке, но не для сценариста, написавшего блестящий сценарий и не менее блестяще его воплотившего в жизнь. Так вот, в тот самый момент, наконец, поступают официальные сведения об итогах сражения при Ватерлоо. Полная победа Веллингтона! Полное поражение Наполеона! Полный триумф союзных войск! Триумф Великобритании! Наполеон, бросив остатки своих войск, бежал в Париж, где уже через три дня вторично и, уже навсегда, отречется от престола… Но сейчас не об этом. Поступившая весть производит эффект разорвавшейся бомбы. Нет-нет, этого просто не может быть, мы же только что распродали все свои облигации правительства Великобритании… Атмосферу на бирже в тот момент можно описать, как нечто среднее между шоком и растерянностью. Но только не для человека с непроницаемым лицом, продолжавшего стоять рядом со старинной колонной. Постепенно, состояние шока проходит и, теперь бегуны бросаются бежать уже в обратном направлении. Покупаю, покупаю, покупаю по любой цене, лишь бы заполучить вожделенные облигации… Когда же этот второй, финальный забег закончился, цена государственных облигаций правительства Великобритании была зафиксирована на немыслимо высокой отметке. И только тогда, человек с непроницаемым лицом, не торопясь, покинул здание биржи. Он показал себя не только прекрасным сценаристом и актером, но и умелым режиссером. Конец спектакля. Занавес.

Все это, о чем мы постарались рассказать вам в популярной форме, современное биржевое законодательства разных стран вполне могло бы квалифицировать как манипулирование ценами на бирже с применением соответствующих судебных санкций. Об этом – далее.

Если обратиться к зарубежному биржевому законодательству, то можно заметить, что вопрос манипулирования ценами на бирже является разработанным менее других сторон работы биржи. Как правило, единых рецептов на этот счет не существует. Законодательство ставит лишь общие рамки в данном вопросе, а конкретику уже определяют сами биржи в меру своего понимания (или непонимания). При этом действительно, очень важно понять, что несет в себе то, что принято называть манипулированием ценами. Грубо говоря, манипулирование – это благо, или зло? Если читатель был внимателен в процессе нашего повествования, то он, наверняка, заметил, что герой рассказа ни в чем не обманывал окружающих. Больше того, он даже им ничего не говорил, ни к чему не призывал, ни в чем не убеждал. Он вообще молчал. Все решения биржевые торговцы принимали самостоятельно и в этом им винить некого.

В законодательстве Республики Узбекистан вопросы, которые в той или иной степени могли быть отнесенными к процессам, связанным с манипулированием можно встретить в ряде документов. Прежде всего – это Закон «О биржах и биржевой деятельности»[2] В статье 15, например, говорится, что на бирже не допускаются какие бы то ни было согласованные действия участников биржевых торгов, могущие повлечь за собой изменение или фиксацию текущих биржевых цен, и распространение ложных сведений, могущих стать причиной искусственного изменения конъюнктуры рынка. Но, однако, напрямую, слово «манипулирование» в данном Законе не приводится. Далее, в положении о лицензировании биржевой деятельности, утвержденном постановлением Кабинета Министров от 04.02.2003г. №66[3], одним из лицензионных требований и условий при осуществлении биржевой деятельности установлено наличие в правилах биржевой торговли бирж положений о предотвращении манипулирования ценами на бирже и неправомерного использования конфиденциальной информации. Однако, при этом, определения понятия «манипулирование» не приводится, а дается отсылочная норма к правилам биржевой торговли самих бирж.

Члены рабочей группы, в процессе работы над новой редакцией Закона «О биржах и биржевой деятельности» изучили и правила биржевой торговли четырех, существующих на данный момент, бирж республики – Республиканской фондовой биржи «Тошкент», Узбекской республиканской валютной биржи, Узбекской республиканской товарно-сырьевой биржи, Республиканской универсальной агропромышленной биржи. Наиболее проработанными в вопросе манипулирования ценами оказались правила Республиканской фондовой биржи «Тошкент». Так, манипулированию посвящен целый параграф в разделе «Порядок контроля над процессом ценообразования на бирже». В частности, в нем говорится: «Под манипулированием ценами понимается создание ситуации участниками биржевых торгов искусственного завышения или занижения цен на отдельные ценные бумаги». И далее: «К действиям, которые могут быть признаны манипулированием ценами, относятся действия членов биржи: объявление заявок членом биржи на совершение сделок с ценными бумагами без покрытия или наличия денежных средств с целью возможного срыва совершения сделки другим членом биржи; объявление заявок несколькими членами биржи на совершение сделок с ценными бумагами с целью искусственного повышения или понижения цен для получения незаконного дохода и ввода в заблуждение других участников торгов; заключение кросс-сделки (под кросс-сделкой понимается заключение сделки за свой счет, в которой продавцом и покупателем выступает один и тот же член биржи); любые действия членов биржи, которые привели или могли привести к дестабилизации рынка ценных бумаг, в том числе к необусловленному объективными событиями, влияющими на рынок ценных бумаг: - либо измененияю цен спроса (предложения) ценных бумаг; - либо числа заявок или совершенных сделок». Конечно, приведенные выдержки не дают исчерпывающих ответов на все вопросы, но, по крайней мере, они показывают что на данной бирже была сделана попытка сформулировать не только понятие «манипулирование», но и определить действия, которые могли бы подпадать под это понятие. Однако, к сожалению, правила биржи не носят характера нормативно-правового акта и их действие ограничивается только самой биржей.

Далее. Слово «манипулирование» можно найти в Законе «О рынке ценных бумаг»[4]. В статье 49 читаем: «На рынке ценных бумаг запрещается… манипулирование на рынке ценных бумаг…». В статье 54: «Профессиональные участники рынка ценных бумаг и эмитенты в соответствии с законодательством несут перед инвестором имущественную ответственность в пределах причиненных убытков:… за установленные факты манипулирования ценами, а также побуждение инвестора к покупке или продаже ценных бумаг путем предоставления умышленно искаженной информации о ценных бумагах, эмитентах ценных бумаг, ценах на ценные бумаги, включая информацию, предоставленную в рекламе. Признаки манипулирования ценами на рынке ценных бумаг устанавливаются законодательством. Факт манипулирования ценами на рынке ценных бумаг признается в судебном порядке». Понятие «манипулирование» не дается. Также не даются признаки манипулирования ценами, однако, дается отсылочная норма в подзаконные акты, что, конечно же, затрудняет поиск соответствующей нормы. Но, тем не менее, в данном Законе впервые установлено, пусть только в отношении рынка ценных бумаг, что факт манипулирования признается в судебном порядке. То есть, нельзя огульно обвинить кого-нибудь в манипулировании ценами, нужно это доказать в суде.

Далее. В правилах внутреннего контроля… для членов бирж[5] говорится: «Операция с денежными средствами или иным имуществом может быть признана подозрительной в следующих случаях:… наличие признаков манипулирования ценами на биржевых торгах, установленных в правилах биржевой торговли». К сожалению опять отсутствуют и понятие «манипулирование» и признаки манипулирования ценами. При этом дается отсылочная норма к правилам бирж, которые, как уже выше было сказано, не имеют статуса нормативно-правового акта и нормы, заложенные в них, не являются нормами общеобязательного характера.

Наконец, находим правила предотвращения манипулирования на рынке ценных бумаг[6]. В пункте 1.4. дается следующее определение: «манипулирование на рынке ценных бумаг - незаконный вид деятельности, заключающийся в осуществлении участником/ми рынка ценных бумаг фиктивных сделок, произведении адекватных взаимозачетов требований, осуществлении искусственных краткосрочных сделок с ценными бумагами; субъект манипуляций - участник рынка ценных бумаг, осуществляющий манипулирование объектом манипуляций на рынке ценных бумаг (далее - манипулятор); объект манипуляций - цена или объем конкретной сделки купли-продажи и/или ряда совершенных сделок с ценными бумагами, имущественные интересы участников рынка ценных бумаг». В пункте 2.3. также говорится: «Чтобы не быть обвиненным в манипулировании на рынке ценных бумаг, любому Участнику запрещается осуществлять следующие действия.

Создавать ложные/вводящие в заблуждение ситуации:

  • осуществлять сделку, не приводящую к смене собственника;
  • заключать или готовиться к заключению сделки, если Участнику известно о том, что в то же самое время Клиентом был отдан аналогичный приказ другому Участнику для совершения сделки с этим же пакетом фондовых активов в пользу той же или иных сторон;
  • допускать неисполнение либо несвоевременное исполнение своих обязательств по сделке репо.

Распространять/передавать другим участникам информацию или делать любые заявления, которые, с точки зрения времени и/или обстоятельств, при которых они были сделаны, являются ложными или вводящими в заблуждение других участников рынка и в отношении которых заявитель знал, что оно является ложным или вводящим в заблуждение.

Совершать действия, направленные на искусственное завышение/занижение цен на ценные бумаги, на произведение ложного или вводящего в заблуждение впечатления активной торговли с целью склонения третьих лиц к покупке/продаже ценных бумаг по выгодной для манипуляторов цене.

Участник (группы участников) рынка ценных бумаг и/или их клиенты не вправе заключить сделку(и) купли-продажи конкретного вида ценных бумаг на основе взаимной договоренности, с целью введения в заблуждение прочих участников рынка (создающие видимость активной торговли, необоснованных изменений курсовой стоимости ценной бумаги)».

Данные правила на сегодняшний момент времени являются единственным нормативно-правовым актом, дающим определение понятия «манипулирования». Однако, это понятие касается только рынка ценных бумаг и фондовой биржи.

Кроме вышеназванных, имеется еще ряд документов, однако их перечисление не добавляет к уже сказанному ничего нового. Таким образом, был выявлен пробел в законодательстве в целом, и в биржевом законодательстве в частности, в части отсутствия нормативного понятия «манипулирование ценами». В связи с этим, перед рабочей группой встала задачей об устранении указанного пробела и введении в текст проекта новой редакции Закона «О биржах и биржевой деятельности» понятия «манипулирование ценами».

Не будем утомлять читателя рассказом о том, как в законодательствах каких стран решаются подобные вопросы. Скажем, лишь, что, в разрабатываемом законопроекте, в результате изучения зарубежного опыта, появилась на свет отдельная статья по данному вопросу. Итак, она звучит следующим образом: «К манипулированию рынком относятся умышленное распространение через средства массовой информации, в том числе электронные, информационно-телекоммуникационные сети общего пользования (включая сеть «Интернет»), заведомо ложных сведений или совершение операций с биржевыми товарами либо иные умышленные действия, запрещенные законодательством Республики Узбекистан о противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком, если в результате таких незаконных действий цена, спрос, предложение или объем торгов биржевыми товарами отклонились от уровня или поддерживались на уровне, существенно отличающемся от того уровня, который сформировался бы без учета указанных выше незаконных действий, и такие действия причинили ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжены с извлечением излишнего дохода или избежанием убытков». Справедливости ради необходимо отметить, что подобное определение вносится в качестве нормативного впервые.

Сразу оговоримся по поводу слов «инсайдерская информация». В заголовке нашей статьи утверждается, что манимулирование и инсайд являются двумя сторонами одной медали. Обратную сторону медали мы рассмотрим позже. Сейчас же закончим наши рассуждения, касающейся лицевой стороны этой медали, то есть, извините, работы на бирже.

В предлагаемом определении вместо слов «манипулирование ценами» использованы слова «манипулирование рынком». Это не опечатка. Изучение международного опыта показало, что термин «манипулирование ценами» сужает суть вопроса и ограничивает его только фактом воздействия на цену. Фактически же, объектом манипуляционного воздействия может быть не только цена, но и другие стороны работы на бирже, такие, как объем, спрос, предложение. Да, вполне возможно, что лингвистически данная формулировка выглядит не очень изящно, но мысль-то передана верно! Вот теперь мы и подошли к выяснению того, что же такое манипулирование (хоть ценами, хоть рынком). Вернеся к эпизоду из фильма, описанному выше. Да, действительно, один биржевой игрок очень сильно выиграл в той ситуации. Но, деньги-то не берутся из ниоткуда, и не исчезают в никуда. На самом деле, они, как жидкость, перетекают из сосуда в сосуд. А вернее будет сказать, из кармана в карман. Другими словами, если одни биржевые трейдеры зарабатывают прибыль на бирже, то это значит только лишь, то, что другие трейдеры несут убытки. Если дальше развить это рассуждение, то получится, что для того, чтобы кто-то один очень сильно разбогател, все остальные участники биржевых торгов должны были всё потерять. Давайте разберем сформулированную рабочей группой фразу применительно к эпизоду из фильма. Итак, … умышленное распространение через средства массовой информации, в том числе электронные, информационно-телекоммуникационные сети общего пользования (включая сеть «Интернет»), заведомо ложных сведений… Но наш герой не распространял не только заведомо ложных сведений через средства массовой информации, но и вообще не распространял никаких сведений. Если помните, он в течение всех событий молчал. Да и интернета тогда не было. Хорошо. Здесь все в порядке. Далее, … совершение операций с биржевыми товарами либо иные умышленные действия, если в результате таких действий цена, спрос, предложение или объем торгов биржевыми товарами отклонились от уровня или поддерживались на уровне, существенно отличающемся от того уровня, который сформировался бы без учета указанных выше действий …Наш герой совершал обычные операции с классическим биржевым товаром – ценными бумагами, а именно, государственными облигациями. И здесь все нормально. А вот как насчет иных умышленных действий, которые привели к…? Да, действительно, каждый шаг нашего героя был заранее продуман и просчитан. Ну, и что здесь такого необычного? Разве человеку не свойственно заранее продумывать и просчитывать свои действия? Вроде бы, да. Но как отнестись к тому факту, что эти его действия привели к тому, что и цены (упали до минимума) и объемы торгов (увеличились до максимума) – смотрите этап третий наших пояснений к фильму – существенно отклонились от уровней, которые существовали до указанных действий, и которые, вполне возможно, и продолжали бы находиться на своих местах, если бы указанные действия не были бы произведены? Если бы наш герой не начал бы «скидывать» облигации, рынок бы не рухнул до своего дна. Так? Так. Но он же никого и не заставлял это делать! Совершенно верно. Именно об этом и идет речь в словах «иные умышленные действия». Сами по себе такие «иные умышленные действия» не являются ни хорошими, ни плохими. Он могут стать «плохими» только в результате последствий, вызванных ими. Об этом и говорится в определении. Итак, вы можете делать на биржевых торгах все, что посчитаете нужным, и вести себя так, как вам это заблагорассудится. Все это будет рассматриваться исключительно через призму вызванных вашими действиями последствий. Вот, что самое главное в понимании понятия «манипулирование». В 1815 году, биржевое законодательство, даже самых передовых для того времени стран, не было разработано до такой степени, чтобы можно было предотвращать ситуации, подобные в приведенном в начале статьи эпизоде из фильма. Однако, в наше время, все могло сложиться совершенно иначе.

Итак, повторим, поскольку это очень важно. Любые умышленные действия, в результате которых цена, спрос, предложение или объем торгов биржевыми товарами отклонились от уровня или поддерживались на уровне, существенно отличающемся от того уровня, который сформировался бы без учета указанных действий будет квалифицироваться, как манипулирование. Это первый важный вывод для правильного понимания.

И второе. «…и такие действия причинили ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжены с извлечением излишнего дохода или избежанием убытков». Ну, это мы уже пояснили. Наш герой разбогател, потому, что все остальные участники торгов в большей или меньшей степени потеряли свои деньги. Иными словами «такие действия» причинили ущерб гражданам. А, если, эти граждане были представителями организаций, то ущерб был причинен и этим организациям. Ну и, в результате «таких действий», наш герой извлек «излишний доход», который был бы невозможен, если бы «такие действия» не были бы совершены. Зеркальный случай «извлечения излишнего дохода» – «избежание убытков» – с точки зрения рассмотрения последствий «таких действий», имеет ту же самую суть. Поэтому на нем отдельно останавливаться не будем.

Если коротко резюмировать все вышесказанное, то можно сказать, что манипулирование на бирже – это любые умышленные действия, в результате которых цена, спрос, предложение или объем торгов биржевыми товарами отклонились от уровня или поддерживались на уровне, существенно отличающемся от того уровня, который сформировался бы без учета указанных действий, и такие действия причинили ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжены с извлечением излишнего дохода или избежанием убытков.

 

Ну, вот, теперь самое время обратить наше внимание и на оборотную сторону медали. Попробуем в наших рассуждениях пойти по пути начала статьи. Начнем, опять, с примера.

Очень ярко, с высокой художественной выразительностью, на какую-только способен Голливуд, то, о чем мы сейчас собираемся говорить, показано в известном фильме «Уолл-стрит»[7]. Вот нужный нам эпизод. Молодой, начинающий, горячий биржевой брокер Бад Фокс, спит и видит себя на вершине успеха. И, примером этого успеха, он выбрал известного биржевого дельца, «акулу» биржевой работы, Гордона Гекко. Бад Фокс старается быть похожим на Гекко, он очень хочет достичь таких же вершин. Но, пока, у него это плохо получается. Бад понимает, что Гекко владеет какими-то, неведомыми ему, секретами. И, для начала, было бы неплохо, поучиться у Гекко. Но, поучиться можно только порабатав под его руководством в его брокерской фирме, ворочающей миллионами. Беда состоит в том, что Гекко не набирает новых сотрудников. Более того, Баду даже не удается пробиться на прием к Гекко. Фокс уже долгое время обрывает телефоны приемной Гекко, но все безуспешно. Секретарь напрочь отказывается даже соединять его со своим боссом, не говоря уже о личной встрече.

Но, Бад Фокс – настырный парень, он не оставляет попыток найти возможность встретиться со своим кумиром и предложить ему свои услуги. И, такая возможность ему однажды предоставляется. Случайно узнав о дне рождения Гордона Гекко, Бад, предварительно купив коробку дорогих сигар, записывается в число поздравляющих. И он все-таки пробивается на прием к Гекко! Однако, секретарь предупреждает его, что мистер Гекко очень занятой человек, он не перестает работать даже в свой день рождения, и, поэтому, может уделить Баду всего несколько минут. За эти несколько минут, Бад намеревается добиться от Гекко взять его к себе на работу.

Но, ни дорогие сигары, ни заранее заготовленные слова, не впечатлили Гордона Гекко. «Послушай, мальчик», - говорит ему Гекко, - «ты ошибся адресом, здесь тебе не детский сад. Здесь мы занимаемся серьезными делами». «Я мог бы быть вам полезен, мистер, Гекко», - в отчаянии произносит Бад, понимая, что второго такого случая больше не будет. «Полезен?», - Гекко не скрывает иронии, - «Чем ты можешь быть мне полезен, мальчик? Что ты можешь сказать мне, чего я не знаю?». Бад называет одну компанию, чьи акции, по его мнению, могут оказаться выгодными. Гекко, в ответ, лишь криво усмехнулся. Бад называет акции другой компании. «Это все знают», - саркастически отрезает Гекко, - на них ничего не заработаешь. Бад ему совершенно неинтересен – у него нет, что предложить. «Мальчик, ты должен мне сказать то, что поразит меня», - и Гекко, поворачивается к Баду спиной, давая понять, что аудиенция окончена. И тут, Бад вдруг неожиданно вспоминает, то, что совсем недавно он случайно слышал от своего отца, работающего инженером в компании Bluestar Airlines, и, одновременно, являющегося в ней профсоюзным лидером. Отец поделился с Бадом планами на реструктуризацию компании, что может дать ей толчок к дальнейшему развитию и созданию новых рабочих мест. И, Бад, уже делая шаг к двери, без всякой надежды, буквально выкрикивает «Bluestar»! Гекко оборачивается – «Что за Bluestar?». И Бад рассказывает ему все, что он слышал от отца. «Кто еще знает об этом?», - спрашивает Гекко. «Пока никто», - отвечает Бад, - «работа еще не завершена, но профсоюз уже почти убедил руководство компании принять их план». Гекко обещает подумать над словами Бада. Так завязывается их совместное сотрудничество.

Что произошло в этом эпизоде фильма? На первый взгляд, ничего особенного. Молодой начинающий биржевой брокер хочет поработать в известной брокерской фирме под руководством не менее известного и достаточно опытного трейдера. Что здесь такого? Давайте приглядимся по-внимательнее к реакции Гекко на предложения Фокса. На первые предложения он ответил, что это все знают, а потому они неинтересны. Слова «все знают» означают, что данная информация является открытая и общедоступная. И владение ею не дает Гекко никаких преимуществ перед другими биржевыми трейдерами. Поэтому они и неинтересны ему. Но, посмотрите, как Гекко реагирует на информацию о готовящихся переменах в компании Bluestar? Он о них не слышал. Это привлекает его внимание. Но это внимание должно быть закреплено следующим вопросом – «Кто еще знает об этом?». Ответ Фокса «Пока никто» сразу заинтересовывает Гекко. Слова «Пока никто» означают, что данная информация не является на данный момент времени открытой и общедоступной. Ведь работа по реструктуризации компании еще не завершена. Вот когда она будет завершена, тогда об этом и будет объявлено в средствах массовой информации. Но, тогда она станет общедоступной для всех, но, тогда, ни у кого из владеющей ею не будет никаких преимуществ перед другими. И, тогда, она потеряет интерес со стороны Гекко. Зато, сейчас, когда кроме него ею никто из трейдеров, пока, не владеет, можно скупить акции Bluestar, а после объявления о завершении реструктуризации компании, курсовая стоимость этих акций, вероятнее всего, вырастет, и акции можно продать с немалой для себя выгодой. Все просто, нужно только опередить события и овладеть информацией тогда, когда она еще не стала открытой и общедоступной.

Так вот, именно такая информация, по биржевой терминологии, и называется инсайдерской информацией (inside information), или, в краткой форме, попросту инсайдом (inside).

На основе изучения зарубежного опыта в данном вопросе, рабочей группой были сделаны следующие выводы:

В целях определения инсайдерской информации, как понятия, выделяются, присущие только ей, ряд признаков:

это информация, которая не является общедоступной на момент её использования или станет общедоступной после её использования инсайдером;

это важная, существенная информация, связанная с размещением или обращением биржевого товара, и сделками с ним;

может предоставлять лицу, владеющему этой информацией, преимущества перед другими участниками биржевого рынка;

раскрытие этой информации повлияет на рыночную цену биржевого товара и на принятие связанных с ним инвестиционных решений.

При этом сам факт обладания инсайдерской информацией еще не признается нарушением. Нарушением признается только использование инсайдерской информации, то есть проведение сделки с использованием инсайдерской информации – инсайдерской сделки.

Исходя из этого, все найденные определения можно обобщить следующим образом:

Инсайдерской информацией является необщедоступная важная информация о компании участнике биржевой торговли, которая стала известна определенному лицу в силу его служебного положения, управленческих полномочий или иных особых отношений с этой компанией.

Отсюда вытекает, что инсайдерская сделка – это операция или последовательность операций на биржевом рынке с использованием инсайдерской информации, которая приводит к необоснованному обогащению инсайдера.

Соответственно, инсайдер – это лицо, располагающее определенной закрытой внутренней информацией.

Согласно большинству зарубежных законодательств, инсайдер не имеет права покупать или продавать биржевые товары третьему лицу и давать какие-либо рекомендации и советы. В большинстве стран использование должностного положения для получения прибыли от владения инсайдерской информацией представляет собой серьезное правонарушение, вплоть до уголовно наказуемого.

Как же отражены вопросы инсайда в законодательстве Республики Узбекистан? Члены рабочей группы, изучив эту, оборотную сторону биржевой работы, выяснили следующее.

Так, в Правилах внутреннего контроля… для профессиональных участников рынка ценных бумаг[8] (в пункте 19) говорится: «Операция с денежными средствами или иным имуществом может быть признана подозрительной в следующих случаях:… наличие любых подозрений на неправомерное использование инсайдерской информации при заключении сделок с ценными бумагами или манипулирование ценами на рынке ценных бумаг». Однако, определения инсайдерской информации, как понятия, не дается. Далее, в Рекомендациях[9] Министерства финансов и Госкомимущества говорится (пункт 7), что «Биржам рекомендуется предусматривать в соответствующих нормативных документах, утвержденных общими собраниями членов бирж и обязательных для исполнения всеми ее членами:… меры, пресекающие осуществление брокером действий, направленных на предоставление клиенту односторонних преимуществ в ущерб другим клиентам брокера (внеочередное выполнение заявок клиента, разглашение информации по сделкам других клиентов, распространение недостоверных сведений, использование инсайдерской информации и т.д.)». Здесь, также не дается понятия инсайдерской информации. Кроме того, данный документ не является нормативно-правовым актом и носит характер рекомендаций. Существует, также, Положение о корпоративном управлении в коммерческих банках[10], где в тексте несколько раз упоминается термин «инсайдер», но не раскрывается его понятие. Об инсайдерской информации в данном положении не говорится. Кроме того, данный документ не относится к сфере биржевой деятельности.

В целом, данный вопрос не получил в законодательстве должного освещения. Для того чтобы ликвидировать имеющийся пробел по данному вопросу в законодательстве, рабочая группа, на основе изучения зарубежного опыта впервые разработала определения понятий «инсайдерская информация», «инсайдерская сделка», «инсайдер». Предложенные в проекте новой редакции Закона Республики Узбекистан «О биржах и биржевой деятельности» формулировки выглядят следующим образом:

Инсайдерская информация информация, которая не является общедоступной на момент её использования или станет общедоступной после её использования инсайдером.

Инсайдерская сделка – это операция или последовательность операций для совершения сделки на биржевом рынке с использованием инсайдерской информации, которая приводит к необоснованному извлечению прибыли, избежанию убытков, или иной выгоды инсайдера.

Инсайдер – лицо, располагающее определенной закрытой внутренней информацией, которая стала ему известна в силу его служебного положения, управленческих полномочий или иных особых отношений с источником информации. 

 

А теперь, давайте вернемся к началу нашей статьи. Почему в заголовке статьи утверждается, что манипулирование и инсайд являются, по сути, двумя сторонами одной медали? Ответ на этот вопрос очень простой. С одной стороны, владение инсайдерской информацией способствует манипулированию. С другой стороны, без манипулирования инсайдерская информация становится бесполезной. Поэтому использование инсайдерской информации и манипулирование ценам (или рынком в целом) на биржевом рынке взаимосвязаны. И у этой медали есть свое название – мошенничество. И те, кто этим занимается, нарушают, как минимум, два из основополагающих принципов биржевой торговли – принцип равенства условий для всех участников и принцип свободного и достоверного рыночного ценообразования. Кроме того, манипулирование и инсайд на бирже приводят к дестабилизации биржевого рынка в целом, и, как следствие, подрывает доверие инвесторов к нему. Что же толкает людей на подобные действия? Лучше всего на этот вопрос отвечает один из героев фильма «Уолл-стрит» – Гордон Гекко. На вопрос Бада Фокса, что движет такими людьми, как он, Гекко отвечает «Жадность. Жадность – это хорошо! Жадность – это работает!». Пожалуй, лучше не ответить.

Необходимо также отметить, что формулировки понятий манипулирования и инсайда, изложенные в проекте новой редакции Закона, в полной мере гармонизируют с Директивой Евросоюза 2003/6/ЕС «Об инсайдерской деятельности и рыночном манипулировании (злоупотреблениях на рынке)» от 28 января 2003 года[11]

Вместе с тем, если у читателей этой статьи возникнет или уже имеется иное мнение по поводу манипулирования рынком и инсайдерской информации, они могут направить свои предложения в Госкомимущество Республики Узбекистан. Все конструктивные предложения, направленные на дальнейшее развитие биржевой деятельности в республике, будут рассмотрены членами рабочей группы по подготовке новой редакции Закона Республики Узбекистан «О биржах и биржевой деятельности».

А.Н. Матяшин, заместитель начальника Управления лицензирования оценочной, биржевой и риэлторской деятельности Государственного комитета Республики Узбекистан по управлению государственным имуществом

Материал был опубликован в виде статьи в журнале «Korxonani boshqarish - Управление предприятием» №5 за 2012 год на государственном языке под названием  «Биржадаги манипуляциялар ва инсайд – бир танганинг икки томони. “Биржалар ва биржа фаолияти тў?рисида”ги ?онунинг янги та?рири лойи?асини му?окама ?илишни давом эттирамиз» и на русском языке под названием «Манипулирование и инсайд на бирже - две стороны одной медали. Продолжаем обсуждать проект новой редакции Закона «О биржах и биржевой деятельности» (с сокращениями).


[1] The Money Masters, режиссер William T. Still, продюсер Patrick S. J. Carmack, США, 1996


[2]Закон Республики Узбекистан от 02.07.1992г. №625-XII О биржах и биржевой деятельности. Новая редакция, утвержденная Законом Республики Узбекистан от 29.08.2001г. №260-II. Собрание законодательства Республики Узбекистан, 2001г., №18, ст. 128


[3] Постановление Кабинета Министров Республики Узбекистан от 04.02.2003г. №66 О лицензировании биржевой деятельности. Собрание постановлений Правительства Республики Узбекистан, 2003г., №2, ст. 14.


[4] Закон Республики Узбекистан от 22.07.2008г. №ЗРУ-163 О рынке ценных бумаг. Собрание законодательства Республики Узбекистан, 2008г., №29-30, ст. 278.


[5] Правила внутреннего контроля по противодействию легализации доходов, полученных от преступной деятельности, и финансированию терроризма для членов бирж, утвержденные 13.10.2009г. постановлением Государственного Комитета Республики Узбекистан по управлению государственным имуществом №01/19-18/24 и Департамента по борьбе с налоговыми, валютными преступлениями и легализацией преступных доходов при Генеральной прокуратуре Республики Узбекистан №43, зарегистрированние Министерством юстиции Республики Узбекистан 06.11.2009г. №2038, Собрание законодательства Республики Узбекистан, 2009г., №46, ст. 501.


[6] Правила предотвращения манипулирования на рынке ценных бумаг, утвержденные Центром  по координации и контролю за функционированием рынка ценных бумаг при Госкомимуществе Республики Узбекистан 25.06.1999г. №4/103, зарегистрированные Министерством юстиции Республики Узбекистан 21.09.1999г. №820.


[7] Wall Street, режиссер Oliver Stone, продюсер Edward R. Pressman, США, 1987


[8] Правила внутреннего контроля по противодействию легализации доходов, полученных от преступной деятельности, и финансированию терроризма для  профессиональных  участников рынка  ценных  бумаг, утвержденные 13.10.2009г. постановлениями Центра по координации и контролю за функционированием рынка ценных бумаг №2009-43 и Департамента по борьбе  с  налоговыми,  валютными преступлениями  и легализацией преступных доходов при Генеральной прокуратуре №38, зарегистрированным Министерством юстиции 03.11.2009г. №2033. Собрание законодательства Республики Узбекистан, 2009г., №45, ст. 491.


[9] Рекомендации по механизму материального стимулирования деятельности брокеров и брокерских контор, утвержденные 02.07.2004г. Министерством финансов Республики Узбекистан №БА /08-02-1/178 и Госкомимуществом Республики Узбекистан  №03/24-256.


[10] Положение о корпоративном управлении в коммерческих банках, утвержденное Центральным банком Республики Узбекистан 24.06.2000г. №472, зарегистрированное Министерством юстиции Республики Узбекистан 05.07.2000г. №943. Бюллетень нормативных актов министерств, государственных комитетов и ведомств Республики Узбекистан, 2000г., №13, стр.14.

 

[11] Directive 2003/6/EC of the European Parliament and of the Council of 28 January 2003 on insider dealing and market manipulation (market abuse) OJ L 096, 12.04.2003. P. 0016—0025.

Для инспекций

Вниманию Инспекциям по регистрации субъектов предпринимательства!

Агентство по управлению государственными активами Республики Узбекистан для оказания им государственных услуг, определен перечень необходимых документов и информации, получаемых посредством информационного взаимодействия, с указанием государственных органов и иных организаций, предоставляющих данные документы и информацию.

Подробнее...

Курсы валют

Scroll to top